Сопоставительная характеристика стихотворений Тютчева Как океан объемлет шар земной и Как сладко

Сопоставительная характеристика стихотворений Тютчева Как океан объемлет шар земной и Как сладко

Федор Иванович Тютчев вошел в историю русской литературы как высокоодаренный лирический поэт, выразивший в своем творчестве романтическое понимание душевной жизни человека и жизни природы. Он продолжал традиции Жуковского и немецкой романтической культуры, но развивал их на основе нового философского миропонимания. Поэт отказался от лиро-эпического рода поэзии, у него нет мотивов фантастики, свойственных балладам Жуковского. Тютчев посвятил свою лирику философско-психологическим проблемам. Его понимание жизни вызывало настроение глубокого трагизма, ставшего основным мотивом творчества поэта. Вместе с тем лирика Тютчева полна романтической значительности, отличается глубиной анализа душевных переживаний и восприятия природы; в этом — сильная сторона его творчества.

Истинное величие поэта Тютчева обнаруживается в его философской лирике. И хотя за всю первую половину 1830-х годов в печати появилось лишь пять его стихотворений, именно в произведениях этого периода творчества автор в высшей степени проявляется как гениальный художник, глубокий мыслитель, тонкий психолог, способный говорить о смысле бытия человеческого, жизни природы, связи человека с этой жизнью, любви. Именно к этому периоду творчества поэта относятся стихотворения «Как океан объемлет шар земной» (1830) и «Как сладко дремлет сад темно-зеленый» (1835).

«Меня ужасает вечное молчание этих бесконечных пространств», — писал Паскаль, философия которого так поражала воображение Тютчева. Не отсюда ли появились в лирике поэта образы, вызывающие у человека чувство тревоги, особенно обостряющееся ночью, когда исчезает призрачная преграда — видимый мир — между человеком и «бездной» с ее «страхами и мглами»:

Как океан объемлет шар земной,

Земная жизнь кругом объята снами;

Настанет ночь — и звучными волнами

Стихия бьет о берег свой…

На мир дневной спустилася завеса;

Изнемогло движенье, труд уснул…

Над спящим градом, как в вершинах леса,

Проснулся чудный, еженочный гул…

У лишенного зрения «ночного» человека обостряется слух, и он слышит «еженочный гул», шум стихии, который напоминает ему о «родимом», но не менее от того жутком изначальном хаосе. Это ощущение приближения неизведанного, непостижимого сближает стихотворения «Как океан объемлет шар земной» и «Как сладко дремлет сад темно-зеленый» по тематике, по общему настрою.

С другой стороны, сам характер переживаний лирического героя в первом стихотворении глубоко отличен от характера переживаний героя второго произведения Тютчева. В первом случае герой чувствует, что он, человек, житель Земли, со всех сторон окружен действительной, настоящей бездной — Вселенной. А что есть Вселенная? Об этом даже страшно помыслить. Во втором же случае лирический герой делает робкую попытку «изведать неизведанное», он даже осмеливается сделать предположение о происхождении, о природе Вселенной:

Откуда он, сей гул непостижимый?..

Иль смертных дум, освобожденных сном,

Мир бестелесный, слышный, но незримый,

Теперь роится в хаосе ночном:

Неизвестность для Тютчева неизменно отождествляется с образом природы, например в стихотворении «Как океан объемлет шар земной…» небытие воплощается в образе океана, разбушевавшейся стихии, а в стихотворении «Как сладко дремлет сад темно-зеленый…» — в образе звездного неба. Такой прием часто в литературе называется одушевлением. Но здесь особый случай. Одушевление как художественный прием есть разновидность метафоры. У Тютчева одушевление природы происходит вне какого-либо метафорического основания. Одушевление у Тютчева — это не художественный прием, а философское убеждение, не «красивое словцо», а точное наименование, называние вещей своими именами. Действительно, океан и звездное небо вызывают у читателя неизбежную ассоциацию с бесконечностью, с потусторонним миром, приходящим к человеку только во сне. А образы Земли, сада, яблонь, цветов олицетворяют реальную жизнь, явления, доступные человеку. Отсюда возникающая и в том, и в другом стихотворениях параллель «день — ночь»: день, как и «земная жизнь», понятен, его можно описать и изучить, он светел и ясен, но его сменяет ночь, которая, напротив, воплощает нечто зыбкое, неуловимое, таинственное. Эти две категории, как черное и белое, напоминают о самой сущности природы — борьбе и единстве противоположностей, а значит, и о сущности человека, плывущего по жизни:

И мы плывем, пылающею бездной

Со всех сторон окружены.

На основ
е сопоставительного анализа двух стихотворений Ф.И. Тютчева можно сделать вывод о том, что в философской лирике поэта пейзаж — это слепок с того, что находится внутри и снаружи человека. Человек, таким образом, по мысли поэта, есть место встречи двух бездн, мира и хаоса, и является соединением и объединением этих двух миров. Трудно все это выразить логически и последовательно, в строгих терминах и понятиях. Очевидно, есть только одна возможность сказать несказанное, выразить невыразимое — та, которой воспользовался Тютчев. Образ, найденный великим поэтом, не может не восхищать своей емкостью и выразительностью. Как сказал в свое время И.С. Тургенев, описывая творческий метод Тютчева: «Каждое его стихотворение начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствие этого мысль г.Тютчева никогда не является читателю нагою и отвлеченною, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникнутая им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно».




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

71 + = 81