Сословное законодательство второй половины XVIII века

Содержание

Введение 3

Глава 1. Реформа 1775 г. и ее роль в развитии сословного законодательства 6

Глава 2. Система сословных органов 8

Глава 3. Отдельные сословия в законодательстве второй половины XVIII в. 10

§1. Дворянство –

§2. Духовенство и полупривилегерованные группы 13

§3.Горожане 15

§4. Крестьяне18

Заключение 20

Список источников и литературы 23

Примечания 24

Введение

Екатерина II, реформаторская деятельность которой охватила все области государственной, политической и социальной жизни России второй половины XVIII в., не оставила без внимания и такую важную область, как сословное устройство государства. По мнению О. А. Омельченко, создание сословий по образцу Западной Европы было для императрицы одной из основных целей ее реформаторской деятельности.[1]

Пи этом изменения коснулись самых различных ветвей законодательства: от судебного до налогового (отечественное налоговое законодательство ХУШ — первой половины Х1Х вв. представляет собою, прежде всего, сословное, регламентирующее статус лиц, занимающихся торговой и промысловой деятельностью.

Цель данной работы – проанализировать особенности сословного законодательства второй половины XVIII в.

Задачи:

— определить роль губернской реформы 1775 г. в развитии сословного законодательства;

— составить систему сословных органов второй половины XVIII в.;

— показать особенности законодательного положения различных сословий.

Основным источником послужил двухтомный сборник законодательных актов, изданных при Екатерине II.[2]

Следует отметить, что эпоха XVIII стала временем интенсивного расширения видового состава источников и накопления новых письменных свидетельств. Очень сильно возрос объем законодательных актов, увеличилось количество их разновидностей. Законы стали издаваться в виде манифестов, указов, законов, положений и циркуляров. Большое место в законодательстве XVIII в. заняли комплексные акты, определившие новую систему государственного управления и социально-сословную структуру страны. В частности, особое значение имеет «Учреждение для управления губернии 1775 г.» и Жалованные грамоты дворянству и городам 1785 г.

Материалы государственной деятельности и политические проекты Екатерины II, относящиеся к 80-м – началу 90-х годов, мало учтены и, за редкими исключениями, почти неизвестны. Однако именно эти материалы свидетельствуют о развитии сословно-экономической и правовой политики «просвещенного абсолютизма», позволяют составить полное представление о законодательной программе правительства Екатерины II.

К середине 80-х годов XVIII века относится обширный замысел полного законодательного урегулирования прав и положения всех сословий в России. Отвечая, прежде всего, интересам абсолютизма, он в большей своей части был реализован в Жалованных грамотах дворянству и городам (1785). Наряду с этим Екатерина II разработала проект Жалованной грамоты для «поселян ведомства Директора экономии» (иное название – Сельское положение), которым охватывались аналогичным образом права и положение государственных крестьян. Проект предлагалось дополнить обширным «Наказом Директору Экономии» – сводом инструкций главноуправляющему государственными имуществами и административных правил по управлению подведомственными ему уездами, округами и отдельными селениями.[3]

Кратко остановившись на историографии вопроса, отметим, работы О. А. Омельченко.[4]
В 1774 – 1775 5
В 1775 – 1785 гг. годах Екатериной II, как считает О.А. Омельченко, был выработан план всеобщего «законоположения». Историк отмечает, что это был проект и будущего свода законов, и повременной законодательной деятельности. План содержал развивающую положения «Наказа» схему классификации законодательства с краткими комментариями, причем единственным комментарием к части о сословном строе было указание на запрет крепостить «вольных до того людей».

В работе Н. М. Дружинина «Просвещенный абсолютизм в России»[5]
рассматривается в том числе идеологические установки и предпосылки создания сословного законодательства Екатериной II.

Аналогичные вопросы затрагиваются в работе И. А. Федосова.[6]

Н. Я. Павленко в работе биографического характера «Екатерина Великая» (серия ЖЗЛ) также касается вопроса о введении сословного законодательства в контексте жизнеописания императрицы.[7]

Структура работы состоит из введения, трех глав основной части, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1. Реформа 1775 г. и ее роль в развитии сословного законодательства

Манифест 7 ноября 1775 г., которым сопровождалось обнародование «Учреждения», указывал следующие недостатки существующего областного управления: во-первых, губернии представляли слишком обширные административные округа; во-вторых, эти округа снабжены были слишком недостаточным количеством учреждений со скудным личным составом; в-третьих, в этом управлении смешивались различные ведомства: одно и то же место ведало и администрацию собственно, и финансы, и суд, уголовный и гражданский.

На устранение этих недостатков и рассчитаны были новые губернские учреждения.

Утвержденные Екатериной II 7 ноября
1775 г. губернские учреждения с небольшими изменениями действовали до земской и судебной реформы 1864 года, а некоторые и до начала ХХ столетия. Они составили довольно сложную систему административных и судебных «мест общих и сословныхъ».[8]
Россия была разделена на 50 губерний с населением от 300 до 400 тыс. душ в каждой, с подразделением на узды в 20 — 30 тыс. душ. Губернии управляются губернаторами; иногда во главе 2-3 губерний ставился генерал-губернатор или наместник с обширными полномочиями. Губернское правление получило власть распорядительную и полицейскую; его уездными органами были нижние земские суды под председательством избираемых дворянством капитанов-исправников. Государственными доходами и другими казенными делами заведует казенная палата; хранят доходы казначейства губернское и уездные.

В судебном порядке были учреждены три инстанции: низшую образовали в уезде уездный суд для дворян, городовой магистрат для купцов и мещан, нижняя расправа для однодворцев и государственных крестьян, среднюю – губернские
сословные суды, верхний земский суд, губернский магистрат и верхняя расправа, высшую — палаты уголовная и гражданская для всех сословий.

Для уголовных дел, в которых источником преступления являлась не злая воля, а несчастье, суеверие и т. п., и для полюбовного решения тяжб в губернском городе учреждался совестный суд. Делами благотворительности и народного просвещения заведовал приказ общественного призрения.

Главные результаты реформы: коллегиальный порядок ведения дел, последовательно проведенное разделение ведомств административного и судебного с отделением суда гражданского от уголовного,
сословный состав суда в низшей и средней инстанции, совместное участие трех сословий в некоторых учреждениях, именно в совестном суд и приказ общественного призрения, где присутствовали выборные заседатели от купечества и мещан, от однодворцев и государственных крестьян.

В качестве вывода целесообразно привести мнение В. О. Ключевского: «это участие имело особенно важное значение: оно было робким приступом к восстановлению в управлении и суде совместной деятельности сословий, еще в ХѴІІ в. разобщившихся сословными правами и обязанностями, как и сословнымъ управлением».[9]

Глава 2. Система сословных органов

Система сословных учреждений была следующая:

В губернском городе имелись:

1) Совестный суд – для полюбовного решения тяжб и для суда над невменяемыми преступниками и непреднамеренными преступлениями;

2) Приказ общественного призрения – для устройства школ, богаделен, приютов и т. п. В обоих этих местах председательствовали коронные чиновники, заседали представители всех сословий и ведались лица всех сословий. Так, не будучи сословными, эти учреждения не были и бюрократическими.

В каждом уездном городе находились:

1) Нижний земский суд — ведавший уездную полицию и администрацию, состоявший из исправника (капитана-исправника) и заседателей; и тот, и другие избирались из дворян уезда. Исправник считался начальником уезда и был исполнительным органом губернского управления.

2) Уездный суд — для дворян, подчиненный Верхнему земскому суду.

3) Городской магистрат — судебное место для горожан, подчиненное губернскому магистрату (городская полиция была вверена коронному чиновнику — городничему).

4) Нижняя расправа — суд для государственных крестьян, подчиненный верхней расправе. Все эти учреждения по своему составу были коллегиальными и сословными местами (из лиц того сословия, дела которого ведали); только председатель нижней расправы был назначаем от правительства.

Кроме перечисленных учреждений следует заметить еще два: для попечения о вдовах и детях дворян была установлена Дворянская Опека (при каждом Верхнем земском суде), а для призрения вдов и сирот горожан — сиротский суд (при каждом городовом магистрате). И в том, и в другом учреждении членами были сословные представители. В Дворянской Опеке председательствовал предводитель дворянства (они стали существовать со времени Екатерининской комиссии), а в сиротском суде — городской голова. Такова была система местных учреждений Екатерины II.[10]

Таким образом, вместо довольно простых форм прежнего времени теперь раскинута в каждой губернии целая сеть учреждений с многочисленным составом, и эта многочисленная администрация сосредоточена в меньших административных округах.

Глава 3. Отдельные сословия в законодательстве второй половины XVIII в.

§1. Дворянство

Становясь привилегированным и обособленным сословием, дворянство не имело еще сословной организации, а с уничтожением обязательной службы могло потерять и служебную организацию. Учреждения 1775 г., давая дворянству самоуправление, этим самым давали ему внутреннюю организацию. Для избрания должностных лиц дворяне должны были съезжаться всем уездом через каждые три года и выбирали себе уездного предводителя, капитана-исправника и заседателей в различные учреждения. Дворянство каждого уезда становилось целым сплоченным обществом и через своих представителей управляло всеми делами уезда; и полиция, и администрация находились в руках дворянского учреждения (нижний земский суд).[11]

По своему сословному положению дворяне становились с 1775 г. не только землевладельцами уезда, но и его администраторами. В то же время в тех учреждениях 1775 г., состав которых был бюрократическим или наполовину, или совсем, громадное число чиновников принадлежало к дворянству; поэтому можно сказать, что не только уездное, но и губернское управление вообще сосредоточивалось в дворянских руках. Дворянство же из своих рядов давно уже поставляло, главных деятелей и в центральные учреждения. С упадком старой аристократии дворяне стали ближайшими помощниками верховной власти в деле управления и наполняли все высшие учреждения в качестве коронных чиновников.

Таким образом, с 1775 г. вся Россия от высших до низших ступеней управления (кроме разве городовых магистратов) стала управляться дворянством: вверху они действовали в виде бюрократии, внизу — в качестве представителей дворянских самоуправляющихся обществ. Такое значение для дворянства имели реформы 1775 г., они дали ему сословную организацию и первенствующее административное значение в стране.

В «Учреждениях для управления губерний», однако, и организация, данная дворянству, и ее влияние на местное управление рассматриваются как факты, созданные в интересах государственного управления, а не сословий. Позднее Екатерина те же факты, ею установленные, а равно и прежние права и преимущества дворян изложила в особой Жалованной грамоте дворянству 1785 г. Здесь уже начала сословного самоуправления рассматриваются как сословные привилегии, наряду со всеми теми правами и льготами, какие дворяне имели раньше.[12]

Жалованная грамота 1785 г. явилась, таким образом, не новым, по существу, законом о дворянстве, но систематическим изложением ранее существовавших прав и преимуществ дворян с некоторыми, впрочем, прибавлениями. Эти прибавления составляли дальнейшее развитие того, что уже существовало. Главной новостью было признание дворянства уже не одного уезда, но и целой губернии за отдельное общество с характером юридического лица. Грамотой 1785 г. завершен был тот процесс сложения и возвышения дворянского сословия, какой мы наблюдали на пространстве всего XVIII в. При Петре I дворянин определялся обязанностью бессрочной службы и правом личного землевладения, причем это право принадлежало ему не исключительно и не вполне. При императрице Анне дворянин облегчил свою государственную службу и увеличил землевладельческие права. При Елизавете он достиг первых сословных привилегий в сфере имущественных прав и положил начало сословной замкнутости; при Петре III снял с себя служебную повинность и получил некоторые исключительные личные права.[13]

Наконец, при Екатерине II дворянин стал членом губернской дворянской корпорации, привилегированной и державшей в своих руках местное самоуправление. Грамота 1785 г. установила, что дворянин не может иначе, как по суду, лишиться своего звания, передает его жене и детям; судится только равными себе, свободен от податей и телесных наказаний, владеет как неотъемлемой собственностью всем, что находится в его имении; свободен от государственной службы, но не может принимать участия в выборах на дворянские должности, если не имеет «офицерского чина». Таковы главнейшие права всякого дворянина. Об участие дворянских обществ в местном управлении говорилось выше. Помимо этого участия дворянские общества имели все права юридических лиц и пользовались широким простором в устройстве своих общественных дел. К таким результатам дворянство пришло к концу XVIII в.; исключительные личные права, широкое право сословного самоуправления и сильное влияние на местное управление — вот результаты, к каким привела дворянское сословие политика императрицы.[14]

§2. Духовенство и полупривилегерованные группы

Другим привилегированным сословием было духовенство, но оно в XVIII в. лишилось права владения землей и крестьянами и поте­ряло свыше миллиона душ крестьян, секуля­ризованных государством. В процессе секуля­ризации были ликвидированы многие монастыри, а в оставшихся устанавливались стро­гие штаты различных категорий монахов, что в несколько раз уменьшило численность черного духовенства. Был осуществлен ряд мероприятий, усиливших замкнутость этого сословия. Доступ в него лицам из податных сословий был весьма затруднен. Дети духо­венства исключались из духовного сословия лишь в том случае, если они не получали необходимого образования. Духовенство в XVIII в. освобождалось от подушной подати, рекрутской повинности и от телесых наказа­ний.[15]

Осуществив секуляризацию, самодержа­вие превратило духовенство в своеобразных чиновников по духовному ведомству. Вне­шним оформлением этого положения явился указ Павла I о распространении на верхушку духовенства правил о награждении чиновни­ков орденами за усердную многолетнюю службу.

От подушной подати в XVIII в. были освобождены и некоторые полупривилегиро­ванные сословия и сословные группы, соста­влявшие примерно 2,5% населения. Жалован­ная грамота городам выделила из городского населения три гильдии купечества, освободи­ла гильдийское купечество от подушной пода­ти, рекрутского набора, заменив его де­нежной платой, закрепила за ним право на оптовую и розничную торговлю, на заведение торговых судов, фабрик и заводов. Кроме того, купцы I и II гильдии освобождались от телесных наказаний. Категория гильдийского купечества была немногочисленна и в составе населения занимала лишь 0,5%.

К концу XVIII в. довольно большим по численности оказалось сложившееся полупри­вилегированное военно-служилое сословие, в которое вошли казаки, калмыки и часть башкир. Его общая численность составляла менее 2% всего населения. За этим сословием закреплялись земли, луга, леса, водоемы по размерам, значительно превышавшим разме­ры земель крестьян этих же районов. Военно-служилое сословие освобождалось от по­душной подати и рекрутской повинности, но несло обязательную военную службу на осо­бых условиях. Права, предоставленные верху­шке этого сословия, в ряде случаев приближа­лись к правам дворян.

К неподатным сословиям принадлежали также рекруты, сданные в армию и во флот, и их дети, образовывавшие небольшую катего­рию солдатских детей, которые использовались правительством для формирования ун­тер-офицерского состава армии.[16]

§3. Горожане

Остановимся еще на одном аспекте этой проблемы – вопросе об отношении Екатерины II к городу, его населению — «третьему сословию» или «среднему роду людей», — ремеслу, торговле, промышленности.

Одной из основных проблем городского сословного устройства в XVIII в. было определение статуса «горожанина» и «мещанина»: кто является «жителем города» и «кто составляет общество того города». Различие между категориями «житель города» и «член общества градского» вносит существенную путаницу как в сам «Наказ», так и в последующее городское законодательство. Ст. 394 утверждает, что «имя мещан» дается только тем, кто имеет недвижимую собственность в городе, т.е. только они являются членами «общества градского», при этом, согласно следующей статье, называться этим именем не позволено тем из них, кто не платит городских податей. Эти идеи получили отражение в проекте «Об общем градском праве» Комиссии о среднем роде людей и проекте прав «средняго рода людей» Кодификационной Комиссии 1767-1771 гг.[17]

Важным аспектом городского развития был вопрос о торговле. Ему посвящена ст. 330 «Наказа», которая представляет собой цитату глав 21 и 22 книги XX «Духа законов» Ш. Монтескье. Следуя ему, а не Дидро, Екатерина II положительно решает вопрос о возможности возведения в дворянское достоинство представителей купечества. Также разрешает она и важный для той эпохи вопрос о дворянской торговле -согласно Монтескье, торговля была «привилегией» «третьего сословия» (кн. XX, гл. 19). Противоположное мнение высказывал И.-Г.-Г.Юсти, не видя в торговле ничего, что умалило бы дворянскую честь.

Стремясь создать «третье сословие», Екатерина не могла не задумываться о новых людях, которые составили бы его. Здесь важен проект И.И. Бецкого о создании Воспитательного дома. Он предлагал взять за основу будущего «средняго рода» детей, выросших в Воспитательном доме: «новую породу» людей. Идею о том, что просвещение — залог создания полноценного «третьего сословия», выдвигал и Д.Дидро в своих беседах с Екатериной II в начале 1770-х гг. Мысль эта была, безусловно, одной из основополагающих для Просвещения: в ст. 381 «Наказа» читаем: «К сему роду причесть должно всех тех, кои выходить будут, не быв дворянами, изо всех Нами и предками Нашими учрежденных училищ и воспитательных домов».

Так выглядит набор понятий и представлений, с которым императрица подошла через много лет к подготовке проектов городского законодательства. Плодом просвещенческого мировоззрения и станет последующее городское законодательство этого царствования,

В период правления Екатерины II было принято новое сословное законодательство об устройстве купечества и торгово-промышленного обложения путем введения гильдейского сбора с купечества, как налога с объявленного капитала. В 1775 г. был принят Манифест «По случаю заключения мира с Турцией». В соответствии с данным документом купечество было освобождено от уплаты подушной подати и временных чрезвычайных налогов. Взамен последней, купцы обязаны были уплачивать по 1% с объявленной ими по совести суммы капитала. При этом купечество было разделено на 3 гильдии, в которые могли записываться только лица, имевшие капитал не менее 500 руб. Те граждане, которые не имели такого капитала, не имели права записываться в купечество, называясь мещанами, и были обязаны платить подушную подать.[18]

На основании данного Манифеста Правительствующий Сенат принял Указ 25 мая 1775г. «О разделении купечества на гильдии», определив, что купцы, объявившие капитал свыше 10 тысяч рублей — приписывались к первой гильдии; от 1 до 10 тысяч рублей — ко второй гильдии; от 500 рублей до 1 тысячи рублей — к третьей гильдии. Объявление капиталов предоставлялось также по совести каждого.

Порядок сбора указанной гильдейской подати был изменен в связи с принятием Екатериной II в 1785 г. «Грамоты на права и выгоды городам Российской Империи», явившейся важнейшим законодательным памятником, которым в юридическом порядке были определены права и преимущества городского состояния, введена сословная организация городского населения по отношению к промысловому обложению, что являлось прогрессом на тот период. В соответствии с указанной Грамотой каждый, независимо от пола, лет, рода, поколения, семьи, состояния, вероисповедания, торга, промысла, рукоделия или ремесла, если объявит капитал от 1 тысячи до 50 тысяч рублей, разрешается записываться в одну из трех гильдий согласно установленным суммам объявленных капиталов. Оклад налога и порядок объявления капиталов были оставлены прежними. Таким образом, все категории населения, в том числе, дворяне, крестьяне, иностранцы — имели право заниматься торговлей и промыслами, и в зависимости от суммы объявленных капиталов, обязаны были приписываться к гильдиям и уплачивать соответствующие процентные сборы.

§4. Крестьянство

Свыше 90% населения составляли кре­стьяне, делившиеся на две большие

катего­рии: помещичьих и государственных. Кроме того, существовали более мелкие категории крестьян: дворцовые, превратившиеся в цар­ствование Павла 1 в удельных, посессионные (купленные к заводам) и другие. Крестьяне всех категорий были прикреплены к земле, плати­ли феодальную ренту, несли рекрутскую по­винность и испытывали на себе все тяготы сословного неполноправия. Все они являлись крепостными. Но формы и степень крепо­стничества и сословного неполноправия для крестьян разных категорий существенно различались.

Наиболее тяжелым было положение помещичьих крестьян. Составлявшие в XVIII в. более половины всего населения страны, они не имели никаких прав: и они сами, и их имущество находились в неограни­ченной власти и собственности помещиков.

Государственные крестьяне (к концу века их было около 5,5 млн. душ) составляли большинство населения в районах, где по разным причинам поме-щичье землевладение не прижилось или не стало преобладающим (Север, При-уралье, Урал, Сибирь, Северный Кавказ, Южная Украина). Высок был их удель ный вес также в национальных районах Поволжья, районах прежних засечных черт и в некоторых других районах. Государственные крестьяне пользовались землей на основе общинной землевладения. Феодальная рента взималась с них в форме подати, но к этому добавлялись всякого рода государственные повинности: по строительству и содержанию дорог и мостов, перевозке казенных грузов, расквартированию войск и т. д.

Их законодательное положение отличалось тем, что никто не вмешивался в их семейные отношения, они не подвергались постоянным наказаниям и истязаниям, могли заниматься промыслами, ремеслом, торговлей, нани­маться на купеческие мануфактуры и т. д. Состав государственных крестьян был не­однороден.

Заключение

Местные общества получили на сословном принципе широкое участие в делах местного управления: и дворянство, и горожане, и даже люди низших классов наполняли своими представителями большинство новых учреждений. Местная администрация приняла вид земского самоуправления, действовавшего, впрочем, в чувствительной зависимости и под контролем немногих правительственных лиц и бюрократических органов.

Верхним из них были учреждения бессословные: губернское правление, палаты — казенная, уголовная и гражданская. Весь личный состав в этих учреждениях назначался от короны, без всякого участия местного общества. Второй пласт состоял из сословных губернских судов: верхнего земского суда, губернского магистрата и верхней расправы, также из всесословных учреждений — совестного суда и приказа общественного призрения. Личный состав учреждений этого второго пласта был смешанного характера: председатель назначался короной, но заседатели, называвшиеся советниками и асессорами, выбирались в каждом учреждении известным сословием, а в совестном суде и приказе общественного призрения — всеми тремя сословиями. Точно так же и третий, низший пласт, состоявший из уездных судебных инстанций с полицейским нижним земским судом, были учреждения коллегиальные, но личный состав в них весь был земского сословного происхождения: как председатель, так и заседатели выбирались сословиями. Только председатель нижней земской расправы, или расправный судья, ведавший дела вольных хлебопашцев, назначался из чиновных людей высшей местной властью.

Легко заметить, однако, некоторое преобладание, данное одному сословию — дворянству; нижний земский суд был полицейским учреждением для всего уезда, хотя в число его заседателей по делам, касавшимся вольных хлебопашцев, входили заседатели нижней расправы, но председатель нижнего земского суда — исправник — выбирался только дворянством. Притом нижние расправы были далеко не во всех уездах: открытие их предоставлялось усмотрению губернаторов, и они учреждались только в таких округах, где было достаточное количество людей подведомственных им состояний, т. е. вольных земледельцев; нижняя расправа учреждалась только в том округе, где находилось от 10 до 30 тыс. душ этих состояний. Таким образом, полицейский порядок в уезде, поддержание безопасности и тишины и суд без различия состояний сосредоточивались в учреждениях дворянских. Была и другая форма, в которой выразилось тоже преобладание одного класса, — в губернском управлении. Высшие губернские места не имели сословного характера, но правительство обыкновенно набирало личный состав этих учреждений из того же класса, представители которого избирались в сословные дворянские учреждения: губернатор, председатель и заседатели высших губернских административных и судебных учреждений, как и палат, обыкновенно принадлежали по происхождению к дворянству. Таким образом, преобладающее значение сословия в местном управлении выражалось в двух формах:

1) в выборе личного состава сословных дворянских учреждений;

2) в сословном происхождении личного состава общих бессословных учреждений. Благодаря этому преобладанию дворянство стало руководящим классом в местном, как и центральном управлении. Дворянин господствовал в местном управлении как выборный представитель своего сословия; он господствовал в нем и как назначенный верховной властью коронный чиновник.

Список источников и литературы

Источники

Законодательство Екатерины Великой. Сборник документов. М., 2000. Т. 1 – 2.

Литература

Дружинин Н.М. Просвещенный абсолютизм в России. / Абсолютизм в России . XVII–XVIII века. М., 1964.

Павленко Н.Я. Екатерина Великая. М., 2000.

Федосов И.А. Просвещенный абсолютизм в России // Вопросы истории. 1970. № 9. С. 34–55.

Омельченко О.А. Государственное хозяйство и экономическая реформа в законодательной практике «просвещенного абсолютизма» в России. М., 1996.

Омельченко О.А. «Законная монархия» Екатерины II. М., 1993.

Ключевский В. О. Краткое пособие по Русской истории. М., 1993.
Примечания

[1]
Омельченко О.А. Государственное хозяйство и экономическая реформа в законодательной практике «просвещенного абсолютизма» в России. М., 1996.

[2]
Законодательство Екатерины Великой. Сборник документов. М., 2000. Т. 1.

[3]
Омельченко О.А. «Законная монархия»… C. 379.

[4]
Омельченко О.А. Государственное хозяйство…; Омельченко О.А. «Законная монархия» Екатерины II. М., 1993.

[5]
Дружинин Н. М. Просвещенный абсолютизм в России. / Абсолютизм в России. XVII–XVIII века. М., 1964.

[6]
Федосов И.А. Просвещенный абсолютизм в России // Вопросы истории. 1970. № 9. С. 34–55.

[7]
Павленко Н.Я. Екатерина Великая. М., 2000.

[8]
Ключевский В. О. Краткое пособие по Русской истории. М., 1993. С. 142-193.

[9]
Там же.

[10]
Павленко Н.Я. Указ. соч. С. 214.

[11]
Омельченко О.А. «Законная монархия»…С. 277.

[12]
Там же. С. 381.

[13]
Там же.

[14]
Там же.

[15]
Законодательство Екатерины Великой. Т. 2. С. 286.

[16]
Павленко Н.Я. Указ. соч. С. 214.

[17]
Законодательство Екатерины Великой. Т. 1. С. 314.

[18]
Дружинин Н. М. Указ. соч. С. 425–439.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

35 − 29 =